История Храма



В 1852 году прихожанами Василием Федоровичем Епишкиным с детьми Иваном и Василием была устроена церковь во имя иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость». Церковь могла быть не построена вообще или построена в совсем другом месте. Первое упоминание о ней находится в прошении Новгородской Палаты Государственных Имуществ № 13726 от 16 сентября 1849 года в Первый Департамент Государственных Имуществ о «выделении земельного участка под застройку каменной двупрестольной церкви на средства Едровского ямщика Валдайского купца 1-й гильдии Василия Епишкина с двумя сыновьями». К прошению прилагалась выкопировка проектного плана яма Едрово от 2 октября 1847 года. Упоминается также о том, что «материалы для церкви и рабочие люди в готовности и дабы они от настоящего времени могли приступить к работе и устроить по возможности, хотя некоторую часть церкви». Из Петербурга в декабре этого же года поступил ответ за подписью вице-директора Департамента Государственных Имуществ Сессаревского. В нем предлагалось изыскать другое место для строительства в связи с близостью к Преображенской церкви и другим каменным зданиям. Епишкину предлагалось в качестве альтернативы деньги пустить на ремонт и расширение старой церкви. Надо отдать должное новгородским властям, они в июне 1850 года убедили центральную власть в том, что вторая церковь селу нужна. Сообщалось также, что купец Епишкин руководствуется только одним богоугодным делом и строить церковь на другом месте не будет. Это видимо и решило дело. 3 мая 1852 года Новгородская Палата Государственных Имуществ за № 6505 сообщает, что «церковь эта снаружи уже совершенно отстроена». Церковь каменная, построена из кирпича, внутри и снаружи отштукатурена, была покрыта железом, окрашенным зеленой масляной краской. На церкви имелись одна большая главка и четыре малых, колокольни нет. Больших окон тринадцать штук, дверей наружных створчатых, обшитых железом, три. Иконостас длиною двадцать аршин, высотою семь аршин. Церковь отапливалась снизу одной амосовской печью. Нижний подвальный этаж со сводами служил усыпальницей с иконостасом, длина его семь сажень, высота одна сажень. В усыпальнице похоронены потомственный почетный гражданин Валдайский купец І-й гильдии Епишкин Василий Федорович, потомственный почетный гражданин Епишкин Василий Васильевич, потомственный почетный гражданин Епишкин Иван Васильевич, коммерции советник и кавалер Епишкин Василий Васильевич. В настоящее время утрачено первоначальное завершение храма. Здание примечательно как образец провинциальной культовой постройки середины XIX века, является памятником архитектуры. Оно выполнено в традициях позднего классицизма. Обращает на себя внимание отсутствие в наружном объеме функциональных частей церковного храма.

В годы советской власти храм был закрыт и использовался не по назначению.  В 1994 году храм горел и уже был окончательно запущен на долгие 20 лет. К великой радости местных жителей 26 февраля 2016 года митрополит Новгородский и Старорусский Лев благословил приход храма иконы Божий Матери «Всех Скорбящих Радость» на восстановительные работы.

 

История села

index_img

СЕЛО ЕДРОВО

Село Едрово расположено на федеральной автомобильной дороге Москва – Санкт-Петербург М-10 «Россия», на берегах озера Едрово и речки Едерки, в двадцати трех километрах на юго- восток от города Валдая, на высоте 198,4 метров над уровнем моря, с 2005 года относится к Едровскому сельскому поселению Валдайского района Новгородской области.

 

Историческая принадлежность села Едрова с 1478 года по 2005 год.

 

С 1478 года по 1708 год село входило в состав Морозовской половины Деревской пятины Новгородской земли, с 1708 года по 1710 год в составе Ингерманландской, ас 1710 по 1719 год Санкт-Петербургской губернии. С 1719 года по 1727 год входит в состав Новгородской провинции Санкт-Петербургской губернии, с 1727 года по 1776 год в Новгородский уезд Новгородской провинции Новгородской губернии. С 1776 года по 1781 год в составе Валдайского уезда Новгородской провинции Новгородского наместничества, с 1781 года по 1796 год Валдайского уезда Новгородского наместничества, с 1796 года по 1861 год Валдайского уезда Новгородской губернии. С 1861 года по 1927 год в составе Едровской волости Валдайского уезда Новгородской губернии. В соответствии с постановлением Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета от 3 апреля 1924 года Едровская волость была укрупнена за счет присоединения к ней упраздненной Ильятинской волости и части населенных пунктов Бельской волости. С 1927 года по 1930 год село в составе Едровского сельского совета Валдайского района Боровичского округа Ленинградской области, с 1930 года по 1944 год Едровского сельского совета Валдайского района Ленинградской области, с 1944 года по 2005 год Едровского сельского совета Валдайского района Новгородской области, а с 2005 года Едровского сельского поселения Валдайского района Новгородской области. Едровское сельское поселение образовано в соответствие с законом Новгородской области от 11 ноября 2005 года № 559-03.

 

VII – XIV века.

 

Село Едрово основано славянами, в трехстах метрах севернее населенного пункта, недалеко от переезда, расположена группа сопок из шести насыпей, на берегу озера Едрово находятся одиночная сопка и жальник, древние славянские захоронения, памятники археологии VII – XIV веков. Название села имеет славянское происхождение, от основы ядро, первоначально «сердцевина, внутренняя часть», впоследствии твердая часть плода. Слово ядреный, таким образом, буквально обозначает «крепкий, твердый, как ядро».

 

 

Первые упоминания 1495 год.

 

Впервые село Едрово упоминается в Новгородской переписной оброчной книге Деревской пятины за 1495 год: «В Михайловском же погосте волость великого князя Смерда, а доход с нее емлют попы Архангельские с Городища. Деревня на речке на Едерке на броду: двор Сидко Омельянков, сеет ржи четыре половины коробьи, а сена косит семнадцать копен. На Селище же на Едрецком три деревни: в деревне Сенка Монох, в деревне Сенка Филимонков, в обеих деревнях сеют ржи семь половин коробьи, а сена косят сорок копен, а третья деревня пуста, а пашут ее те же христиане наездом, сеют ржи две коробьи, а сена косят пятнадцать копен». Крестьяне села Едрово занимались земледелием и животноводством, выращивали рожь, овес, лен, держали овец и коров, делали сыр и пекли хлеб.

 

 

1581 – 1601 гг.

 

Неподалеку от озера Едрово располагался небольшой, с деревянными постройками, Никольский Едровский мужской монастырь. В переписной книге Деревской пятины письма Дмитрия Андреевича Замыцкого и подьячего Третьяка Мокеева за 1581 год сказано: «Монастырь на озере на Едрове. А в нем храм Никола Чудотворец. А на монастыре келья черного священника Геннадия, да три кельи братцких. Да у манастыря же двор понамарев, да три дворы бобылских». Монастырь возник вдали от крупных населенных пунктов, в пустынной, незаселенной местности, среди глухого леса. Основатель его некогда ушел в лес, чтобы спастись в безмолвном уединении, убежденный, что в миру, среди людской «молвы», это невозможно. К нему собирались такие же искатели безмолвия и сами изыскивали средства для построения и содержания монастыря. Строгость жизни, слава подвигов привлекали сюда издалека не только богомольцев, но и крестьян, которые селились вокруг православной обители как религиозной и хозяйственной опоры, рубили окрестный лес, ставили починки и деревни, расчищали нивы и «искажали пустыню».

В книге действительного члена Императорского Русского Географического Общества Константина Алексеевича Неволина «О пятинах и погостах Новгородских» изданной в 1853 году сказано, что погост Михайловский находился на расстоянии ста шестидесяти верст от Новгорода, состоял из двух округов, непосредственно самого Михайловского погоста и волости Смерда в его составе. Ныне деревня Михайловская входит в состав Болотовского района Тверской области и расположена на берегу озера Михайловского (Городно).

В 1588 году село Едрово упоминается в документах уже как центр стана, места пребывания должностных лиц феодальной администрации, где губные старосты взимали дань и осуществляли суд над окрестным населением. Губные старосты выбирались исключительно из грамотных дворян и детей боярских, их главной целью была борьба с «лихим» элементом. Правительство видело в губных старостах исполнителей самых разнообразных поручений в интересах государства, рассматривая их нередко как приказных людей. Избранный в губные старосты «прямой душою и животом прожиточный человек», непременно грамотный, являлся в Москву в Разбойный приказ, там приводился к присяге и получал губной наказ. Положение Новгородской земли в XVI веке было очень тяжелым, писцовые книги тех лет позволяют отчетливо представить картину состояния экономики края. К 1582 году в Деревской пятине запустело 98 % земли, а населения осталось всего 7,1 % от того, которое здесь проживало в конце XV века. Запустение вызывалось ростом государевых податей, опричными репрессиями Ивана Грозного обрушившимися на Новгород, войнами, эпидемиями и голодом. В середине XVI века подати возросли на 14 %, а цены на хлеб подскочили на 400 % от цен первой половины века. Крестьяне бежали на север через Урал, на юг и в Поволжье, центр экономической жизни страны перемещался на ее окраины. Для продолжения войны царю нужны были деньги и люди, и тех и других катастрофически не хватало. С 1581 года правительство начало повсеместное описание земель, растянувшееся на* двадцать лет. Для того чтобы привести в известность наличный состав налогоплательщиков – крестьянских дворов, необходимо было прекратить текучесть населения, то есть крестьянские выходы в Юрьев день, когда крестьянин имел право уйти от хозяина, выполнив предварительно все свои обязательства перед ним. Для этой цели Иван Грозный в 1581 году издал указ о заповедных годах, запрещавший выход крестьян от своих господ. Во всяком случае, в Новгороде эта чрезвычайная мера была связана с началом поземельного описания. Крепостническое законодательство о заповедных годах XVI века претворялось в жизнь путем организации государственного бессрочного сыска и возвращения беглых и вывезенных крестьян. В 1588 году помещик Едровского стана дворянин Иван Непейцин требовал от новгородского воеводы Арцыбашева возвращения в свое поместье Крутец Сеглинского погоста (северо- восточная часть Болотовского района Тверской области в его современных границах) крестьян, ушедших от него в заповедные годы. При обыске поместья губные старосты Едровского стана Деревской пятины Василий Иванович Мусин и Андрей Михайлович Бунков руководствовались «государеве грамоти» и наказом дьяка Новгородской съезжей избы Семена Емельянова. Наказ новгородского дьяка в Едровский стан Деревской пятины состоял из изложения царской указной грамоты по иску помещика и вопросов, руководствуясь которыми губные старосты должны были произвести обыск. 11 апреля 1588 года в ходе обыска священники, старосты, целовальники и волостные люди Сеглинского погоста, «сказали по цареву государеву великого князя крестному целованию: иза Ивана иза Непицины, з деревни с Крутца Васка да Трешка Гаврилови дети в заповеднии годи, в 1581 году, збежали, и ныне живут ти крестьяни Васка да Трешка в Никольском манастыри, на островку на Едрови, у старца у Стахия».

 

1601-1697 гг.

 

Положение крестьян села Едрово в голодные 1601-1603 годы характеризуется, не только их бегством от помещиков и борьбой землевладельцев за возврат беглецов на свои земли, но и массовым процессом превращения их в кабальных холопов. Кабальное холопство – это холопство из займа, должник личною службой во дворе кредитора погашал проценты на занятый капитал. Это определялось особым документом, служилой кабалой, хранившейся в приказной избе и подшитой в кабальные книги. В кабалу записывались одинокие люди, дети и целые семьи, так в 1603 году в Едровском стане за четыре рубля записался в холопы Гриша Максимов, а за пять рублей Сенка Михайлов.

Во второй половине XVI века в селе Едрово появилась ямская слобода. В царствование Ивана ГѴ Грозного, в России для управления почтовой службой был создан Ямской приказ, центральный орган управления ямской гоньбой, которую стали осуществлять «ямские охотники» на постоянной основе. Ямщики развозили как грамоты, так и кладь и людей. Избрание охотника, обязательно человека зажиточного и отмеченного добрым поведением, закреплялось особым актом, выбором, в котором обозначались обязанности ямщика. Выбор выдавался ямскому приказчику с поручной записью и рукоприкладствами поручителей. Ямщики царским указом были освобождены от всех земских повинностей: «в городу каменя и извести и лесу возить и города и острогу делать и мостов мостить, и с посадскими и с уездными людьми ни в какие подати тянуть и никакого изделия делать ямщикам не велено». Ямщики жили слободой и владели своей особой пашней, делившейся на равные паи. Слобожане выбирали старосту, окладчиков, дававших ямщикам наряды на поездки, сотских, десятских и целовальников, раздававших ямщикам «государево жалованье». Своими силами едровские ямщики построили довольно благоустроенный постоялый двор для проезжающих, в котором не брезговали останавливаться даже цари. В дозорной книге за 1625 год сказано: «В Деревской же пятине на озере на Едром ям Едровской. В слободе в ямской приказчику и охотникам тридцати человекам дано было под дворы старые посадские земли двадцать пять десятин, да на пашню земли и лугов на покосы старые ямские земли две обжи да посадские пашенные земли тридцать три четверти с осьминою. Да того же Едровского яму пустоши: Фомицыно, Манушкино Дуткино, Поддубье, Быльниково Зубково, Улюмково, Савино, Агафаново, Маншино, Кнеино, Нефедино, Плавицыно, Пружинкино, Шелепнево, Кнеино Огнево, да из порозжих земель в Михайловском погосте Ивановского да Неклюдовского поместья Ногиных пустоши и селища: Дементиево, Бабенково, Услюмна, Наливицы, Дашутино, Клепино, Г орка, Порают, Каменное, Студенец. Да к Едровскому яму дано было на сенные покосы и на выпуск лошадям в Михайловском же погосте пустоши и селища: Струпино, Стешево, Ниское, Гостое, Малово, Кротово, Осипова Гора, Кривая Гора, Река».

В 1602 году в селе Едрово по пути в Москву останавливался на отдых герцог Иоанн Шлезвиг-Голштинский, брат датского короля Христиана IV, жених Ксении Борисовны Годуновой. Старший посол Аксель Гюльденстиерне сопровождавший герцога записал в своем дневнике: «6 сентября приехали в маленькую деревню Едрово, расположенную у большого озера. На берегу озера рядом с деревней на мысу стоит небольшой монастырь, в котором живет всего шесть монахов. В Едрово умер сын померанского дворянина, слуга Генриха Вульфа, похоронили его возле монастыря на холме. Опять ночевали в палатке, поставленной в поле неподалеку от упомянутого озера».

В 1603 году через село Едрово проследовало большое ганзейское посольство, возглавляемое бургомистром вольного города Любека Конрадом Гармерсом. Кроме Гармерса в посольство входили делегаты: советник Генрих Керкринк, магистр Иоганн Брамбах, господа Николай Диннисс и Иоганн Штейленберг. Основной задачей этого посольства было получение торговых привилегий для ганзейских купцов, эквивалентных привилегиям, которыми пользовались англичане. Помощник секретаря господина Иоганна Брамбаха Антоний Линдштеден отметил в путевом дневнике: «19-го июня 1603 года, к утру прибыли на ям Хотилово, где и обедали. Затем, в два часа пополудни, мы двинулись дальше и доехав до яма Едрово, ночевали в открытом поле».

В 1654 году патриарх Никон услышав о чудесах, совершавшихся при мощах святого Иакова Праведного Боровичского, решил перенести их в Иверский монастырь. 23 февраля архимандрит Валдайского Иверского монастыря Дионисий, архимандрит Новгородского Вяжищского монастыря Евфимий и игумен Спасского Старорусского монастыря Феодосии, прибыв в Боровичский Свято-Духов монастырь, совершили всенощное бдение и Божественную литургию. По окончании богослужения они положили честные мощи угодника Божия Иакова вместе с деревянною ракою в сани и отправились в Иверский монастырь, 24 февраля за двадцать верст до обители, в селе Едрово встретил их и до конца пути сопровождал Новгородский митрополит Макарий. В этот же день в «седьмом часу дня», в село Едрово пришел патриарх Никон в сопровождении духовенства с мощами московских святителей Петра, Алексия, Ионы и Филиппа и приготовленной для мощей праведного Иакова Боровицкого ракой. Стоя во дворе Никольского Едровского мужского монастыря, пели по уставу часы, во время которых пришла некая женщина с дочерью и исповедала, что ее дочь, шесть лет страдавшая слепотой, во время шествия мощей прозрела. Патриарх сам расспросил девушку, которая рассказала то же, что и ее мать.

В июне 1654 года село Едрово стало собственностью Валдайского Иверского монастыря. Из царской жалованной грамоты Иверскому монастырю: «Божею милостию мы, великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Великия и Малыя России самодержец, пожаловали есмя отца нашего и богомолца, великаго государя святейшаго Никона, патриарха московскаго и всеа России, к его новому монастырю, что он по своему обещанию, строит в Новгороцком уезде, в Деревской пятине, на Волдае, в вотчину: в Новгородцком же уезде в Деревской пятине, из наших оброчных и из ямских земель, в Михайловском погосте, рядком Едровским, на Большой Московской дороги, на озере на Едрове, да в Хрестецком погосте Едровскою ямскою землею, и к той земли, что было охотники, пустоши и починки: Фомицыным, Ложново, Макишкиным, Дуткино, Поддубьем, Дубки, Поляна, над озером Едровским пустошью Вывым, Зубково, Устлюковою, Савиною, Агафоновым, Маншиным, Кнейном, Ефремково, Нефедьиным, Плавициным, Батово, Пружинкою, Калинкино, Шелепневою, Логом, Кнейно, Ниское».

Никольский Едровский мужской монастырь, приписанный к Валдайскому Иверскому монастырю, был небольшой, имел деревянную церковь Николая Чудотворца, избу с монастырскими кельями, да один крестьянский двор. В письме архимандриту Иверского монастыря Дионисию новгородский воевода князь Григорий Куракин 16 ноября 1657 года сообщает о необходимости оплаты сбора в сумме тринадцати алтын две деньги за даточных конных служилых людей с одного крестьянского двора принадлежащего Едровскому монастырю. В 1667 году, во время опалы патриарха Никона монастырь был закрыт, бывшая монастырская церковь Николая Чудотворца стала приходской.

В 1656 году патриархом Никоном был основан Воскресенский Новоиерусалимский монастырь, по его замыслу под Москвой должен был появиться комплекс святых мест Палестины. На масштабные строительные работы было привлечено огромное количество монастырских крестьян, в том числе из села Едрово. Начиная с 1663 года в течение трех лет патриарх Никон неоднократно присылал грамоты архимандриту Валдайского Иверского монастыря Филофею с требованием направить в Воскресенский монастырь «добрых каменщиков». Из села Едрово были направлены крестьяне-каменщики Устинко Самсонов, Ивашко Тимофеев, Якушко Нефедьев, Евтюшка Семенов и Трошка Никулин. Крестьяне постоянно жаловались, что они лишены возможности заниматься собственным хозяйством и нередко сбегали, так в августе 1663 года Никон требовал вместо сбежавшего каменщика Якушки Шадры прислать из Едрово его брата Петрушку.

В 1662 году архимандрит Валдайского Иверского монастыря Филофей сообщал новгородскому воеводе князю Ивану Репнину о грабеже, учиненном в селе Едрово немецким полковником и его людьми: «15 января ехали из Москвы в Великий Новгород к тебе боярину немецкий полковник с начальными людьми, и стояли в нашей монастырской вотчине в селе Едрово. И что было: по государеву указу, от тебя боярина князь Ивана Борисовича с товарищи, готовил столовые посольские запасы подьячий Борис Иванов, гусей и кур, и тот государь, немецкий полковник с начальными людьми грабежом взяли посольских обиходов у крестьянина нашего у Савки Сергеева четверо гусей, да того же села Едрово у крестьянина у Самсонка Спиридонова кормного борова, да шубу баранью новую, да ферязи теплые заячьи женские под киндяком зеленым, да сковородку маленькую с рыльцем, а у иных крестьян кур побили, и сено и овес пограбили, и многих крестьян перебили. И о том, в их озорничестве и в грабеже, вели государь, указ учинить».

Подобные бесчинства начальных людей стали возможными из-за упразднения в селе Едрово губного управления в связи с передачей населенного пункта под юрисдикцию Валдайского Иверского монастыря. Согласно грамоте царя Алексея Михайловича на жалование вотчин и привилегий Иверскому монастырю «наши бояре и воеводы и приказные люди, монастырских крестьян не судят, и не ведают их ни в чем ни в каких делах, и пошлин с них и явки не емлют, а судят, их и ведают во всем, Пречистыя Богородицы Иверские, и Святого Священномученика нового Исповедника Филиппа Митрополита Московского и всея России и Святого Праведного Иакова Чудотворца нового Свято-озерского монастыря Архимандриты и братия». 14 января 1663 года губной староста Максим Огибалов написал письмо боярину и воеводе князю Ивану Борисовичу Репнину, в котором обращал внимание на то что, «в Деревской пятине в моей половине губного стану и тюрьмы и палача нет, а прежде сего губной стан был в селе Едрове, и то де село ныне в вотчине за Иверским монастырем, а дворцовых сел и Государевых рядков в моей половине нет, губного стану, опрочи дворянских и детей боярских поместий и ямских слобод, строить и впредь воровских людей в тюрьму сажать негде».

12 декабря 1666 года патриарха Никона постигла опала, на поместном соборе Русской церкви Иверский монастырь, признали созданным «не по уставам святых отцов». Богатые монастырские вотчины отошли в казну, а братию «расформировали» по другим обителям. Но в 1668 году это распоряжение отменили, архимандрит Филофей с братией вернулся в обитель, получившую обратно все угодья и привилегии, когда-то дарованные ему. Пространная царская грамота от 26 октября 1668 года утвердила Иверский монастырь как «правильно созданный» и перечислила все его владения, в том числе «рядок Едров, а в нем крестьянских и бобыльских тридцать три двора, а людей в них сто двенадцать человек, да пятнадцать пустошей, а в том рядку и в пустошах и в починках, пашни паханыя и перелогом и лесом поросло триста десять четвертей в поле, а в дву по тому ж, сена лесом поросло двести пять копен; да к тому ж Едровскому рядку рыбных ловель семь озер да две речки; да к тому ж Едровскому рядку изстари сенные покосы по речке Ситне, по обе стороны на версту, да по речке Березою промеж тех озер, вниз и вверх версты на две, и с пустою ямскою землею».

В марте 1697 года в селе Едрова останавливалось Великое посольство, направлявшееся в Западную Европу для найма военных специалистов и приобретения вооружения для строившегося в Воронеже русского флота. С тремя великими послами: генералом и адмиралом наместником Новгородским Францем Яковлевичем Лефортом, генералом и воинским комиссарием наместником Сибирским Федором Алексеевичем Головиным и думным дьяком наместником Волховским Прокопием Богдановичем Возницыным, отправилось дворян, пажей, разного рода прислуги больше восьмидесяти человек. Ехали также должностные лица при посольстве: священник и дьякон, подьячие, переводчики, толмачи, золотых и серебряных дел мастера, соболыцик, сторож, лекаря с учениками, четверо придворных карлов и при этих лицах также их прислуга, всего более тридцати человек. К посольству был присоединен отряд волонтеров, ехавших для морской науки. Для караула с посольством шел отряд преображенцев из шестидесяти двух человек под начальством майора Шмита. Реальным руководителем Великого посольства являлся царь Петр I, путешествовавший инкогнито под именем дворянина Петра Михайлова. До Новгорода Петр I с бомбардирами ехал впереди посольства. «Выехав вечером 14 марта из Вышнего Волочка, он ночью миновал села Коломну, Хатилово, далее деревни Березовую и Коженкино, переправляясь через реки Березай и Ядровку, 15 марта приехали обедать в село Едрово. Отобедав, двинулись дальше, миновали деревни Добывалово и к вечеру достигли Зимнегорского яма, где и ночевали. 16 марта из Зимогорья тронулись после обеда, миновали село Валдай».

 

1764 – 1782 гг.

 

26 февраля 1764 года императрица Екатерина II подписала манифест о секуляризации монастырских земель. Манифест объявил об изъятии земель и крепостных крестьян из монастырской собственности и передаче их в государственную казну. Отныне бывшим имуществом Валдайского Иверского монастыря стала управлять коллегия экономии. Монастырю были оставлены лишь небольшие сады, огороды и пастбища. Крестьяне села Едрово стали именоваться экономическими крестьянами и вместо барщинной работы и разных оброков начали платить по полтора рубля подушного оклада, который поступал в государственную казну. Через село Едрово по дороге между Москвой и Петербургом с утра до вечера двигались обозы, повозки, мчались тройки, шли войска. В селе открывались постоялые дворы, трактиры, харчевни. Оживились торговля, ремесла, развивалось кузнечное дело.

Начиная с 1765 года, в селе Едрово неоднократно останавливался Александр Николаевич Радищев, выдающийся русский революционер, философ-материалист и писатель. Перед созданием своей знаменитой книги «Путешествие из Петербурга в Москву» писатель путешествовал по новгородскому краю примерно месяц. Изображение крестьянского быта главная тема в главе «Едрово». Здесь автор с глубокой симпатией пишет об едровской девушке Анюте, целомудренной и чистой в своем чувстве к крестьянскому парню. Никакое рабство, повествует Радищев, не может заглушить в русском крестьянине чувство чести и человеческого достоинства.

30 июня 1768 года знаменитый немецкий и русский ученый-энциклопедист, естествоиспытатель, географ и путешественник Петер Симон Паллас посетил село Едрово, где оставил в своем дневнике следующую запись: «Сего дня был сильный гром, и к вечеру появилась двойная радуга. Валдайские горы, по-видимому, возвышаются до села Ядрова, а от сего места сей небольшой горный хребет помалу уменьшается». По сведениям Экономических примечаний к

Планам Генерального межевания Валдайского уезда Новгородской губернии за 1778 год в селе Едрово, принадлежавшем ямщикам, проживало пятьсот шестьдесят шесть человек мужского пола. На планах Генерального межевания Валдайского уезда за 1788 год село Едрово располагалось на берегу реки Ядерки и озера Едрово, через село проходила Большая столбовая Московская дорога, соединявшая города Москву и Санкт-Петербург.

Франсиско де Миранда испанский генерал венесуэльского происхождения, посетивший Россию в 1786 году, вспоминал: «Дальнейший путь лежал по такой же топкой местности, покрытой лесами, которые дают столько древесины, что люди расходуют ее поистине расточительно. Когда видишь, сколько леса заготавливает для собственных нужд каждый крестьянин, сколько его идет на починку и прокладку этих злополучных дорог, начинает казаться, что в этой стране он вовсе не имеет никакой цены. В самом деле, отсюда до Петербурга дорога проходит через сплошные леса, и лишь вблизи деревень кое-где видны возделанные пашни. Проехав на тройке лошадей еще тридцать шесть верст, прибыл в Едрово. Дальше дорога стала получше и пошли очень живописные места с многочисленными холмами и небольшими озерами, придающими этому краю весьма колоритный и привлекательный вид».

В 1787 году в селе Едрово вместо старой деревянной церкви был возведен кирпичный трехпрестольный храм Преображения Господня. Здание, состоящее из четверика, трапезной и колокольни, было оштукатурено внутри и снаружи, покрыто железом, окрашенным зеленой масляной краской. Двусветный основной объем был перекрыт восьмигранным куполом и увенчан восьмериком светового барабана с главкой на восьмигранной шейке. Церковь была не отапливаемой, имела три иконостаса и три входных двери обшитых железом. Храм стоял в центре села, при этом Московский тракт огибал ее с двух сторон. Церковь была снесена в 1950 году во время строительства автомагистрали Москва-Ленинград.

С начала XVIII века вдоль дороги Москва – Санкт-Петербург стали строиться «путевые дворцы». В них могли останавливаться августейшие особы и их свита, а также иностранные послы. Первый путевой дворец в селе Едрово на «перспективной дороге» был деревянным, каменный построен в середине XVIII века, является объектом культурного наследия. В комплекс путевого дворца Екатерины II, кроме основного корпуса входят два флигеля. Императрица Екатерины II в сопровождении придворных вельмож неоднократно совершала путешествия из Петербурга в Москву и обратно. Для «шествия» использовалось большое количество «дорожных колясок» и лошадей. Специально оборудованные кареты везли гардероб, ширмы, приборы, аптеку. В селе Едрово императрица обедала, отдыхала, меняла дорожную одежду, посещала церковь. Во время одной из своих поездок из Петербурга в Москву в середине 1767 года Екатерина высказала пожелание, чтобы нашлись «охотники» содержать при дворцах на дороге между двумя столицами «для проезжих всякие потребности, как пищу и питье, так и прочие нужные и к спокойствию в пути служащие надобности». Вслед за этим Сенат приказал Новгородскому губернатору «вызывать охотников» к устройству «столь полезных и нужных для проезжих во дворцах пристанищ», а ямской конторе иметь на каждой станции, где предполагаются остановки императрицы, семьдесят пять лошадей для смены. В 1782 году по указу императрицы все путевые дворцы, расположенные на московско-петербургской дороге, должны были использоваться как почты. При этом их требовалось содержать «в таком исправном состоянии, дабы на случай проезда нашего могли тотчас очищены быть». В советское время в здании путевого дворца Екатерины II размещалась школа, перед его центральным входом установлен мраморный обелиск войнам, павшим в боях за Родину в годы Великой Отечественной войны.

 

1810 – 1896 гг.

 

21 июня 1810 года княжна Мария Николаевна Волконская, посетившая село Едрово, записала в «дневных записках для собственной памяти»: «Во Хотилове остановились мы также в трактире, пообедали и отправились оттудова до Едрова, Государева Яма, где мы ночевали. Здесь мы нашли добренькую старушку; она разговаривала с батюшкою, осведомлялась о всех наших обстоятельствах, и казалось, что она от искреннего сердца желала нам добра. В простых речах ее виден был прямый здравый рассудок, образованный природою. Она казалась очень стара, однако ж была совершенно здорова и отправляла сама все домашние работы. Она стала известна хорошим своим хозяйством и рассказывала нам, что Императорская фамилия, проезжая здесь, останавливается у нее; что Государь разговаривает с нею и называет ее бабушкою, что она потчивает его блинами и пирогами и что он всякий раз жалует ей по сто рублей; но, промолвила она с простосердечием, не деньги дороги, но то, что я вижу под своею крышою такова гостя».

В военно-статистическом обозрении Новгородской губернии, составленном капитаном генерального штаба Кисловским после проведенной рекогносцировки в 1845 году, отмечается Ям

 

Едрово Валдайского уезда, расположенный на озере Ядрове и реке Ядровке, имеющий 196 дворов, как место удобное для размещения пехоты. В Яме Едрово имелось волостное правление, состоящее из старшины, сельских старост, а также сборщиков податей. Волостное правление было обязано объявлять крестьянам распоряжения правительства и наблюдать за нераспространением подложных указов и вредных слухов; охранять благочиние и безопасность лиц и имущества, а также принимать первичные меры к восстановлению порядка до прибытия уездной полиции; принимать полицейские меры к раскрытию и задержанию преступников; наблюдать за точным исполнением правил о приписке крестьян к обществам; выполнять упрощенные нотариальные функции, а именно вести книгу договоров, куда крестьяне могли в добровольном порядке заносить сделки между собой на сумму не более трехсот рублей, а также регистрировать завещания крестьян. Кроме волостного правления в поселении располагался этап с этапной командой. Этап представлял собой огороженную высоким тыном территорию, на которой находилось два одноэтажных бревенчатых строения. Один из домов занимали конвойный офицер, канцелярия и солдаты, а другой арестанты. Арестантская казарма для пересыльных имела мужское и женское отделение. Этапная команда подчинялась командиру Новгородского гарнизонного батальона внутренней стражи.

В ноябре 1846 года проследовал по тракту русский писатель-революционер Александр Иванович Герцен. За свои политические взгляды он был сослан царским правительством в ссылку, в Новгород. В его творчестве нашлось место и воспоминаниям о станции Едрово, где ссыльному пришлось сделать вынужденную остановку. Дело в том, что из-за сложности валдайского участка пути на колесе дилижанса лопнула шина. Герцен снял комнату в местной гостинице и стал терпеливо ждать, пока едровские кузнецы не отладят колесо. Далее автор «Былого и дум» в своей статье «Станция Едрово», описывая нравы и взаимоотношения постояльцев в соответствии с сословной принадлежностью, замечает: «Тут все развлекает… картинная галерея на стене, ямщики перед окном, толстая трактирщица, худощавая горничная… и, наконец, объявление о ценах кушаний, которых нет, и «Правила, как себя вести приезжим».

В 1851 году открылась Николаевская железная дорога, которая приняла на себя перевозку пассажиров, почты и грузов, ранее следовавших по тракту, лишив тем самым жителей села Едрово заработков с извоза. Ямщики, лишенные старых привилегий, становились извозчиками, развозившими грузы от железнодорожных станций, либо переходили работать на почтовую станцию. Почтовое ведомство определяло количество лошадей, которых нужно было держать на станции, а также назначало известную приплату лицу, которое брало на себя обязанности по ее содержанию. На почтовой станции имелись шнуровые книги, куда записывались подорожные документы, которые требовались для проездов по почтовым дорогам. Почтовая станция располагалась в отдельном кирпичном здании, сохранившемся до наших дней и являющемся объектом культурного наследия. Внутреннее помещение почтовой станции подразделялось на «чистую» и «черную» половины. «Чистая» предназначалась для отдыха «господ проезжающих», «черная» для их слуг, ямщиков и почтальонов, хотя последние уставали в дороге больше.

В селе Едрово располагался сборный пункт военно-конского участка. В случае объявления войны поставке в войска подлежали все лошади годные к военной службе, кроме почтовых и принадлежащих военным и гражданским должностным лицам, нуждающимся в лошадях по роду службы. Заведующего военно-конским участком, избирали на трехлетний срок, из местных жителей, уездным земским собранием. Для приведения в известность числа годных лошадей через каждые шесть лет производилась военно-конская перепись. Заведование переписью лежало на местных присутствиях по воинской повинности, под наблюдением лиц особо командируемых от министерств военного и внутренних дел, само же производство переписи по военно-конским участкам лежало на заведующих этими участками и командируемых военным министерством офицерах, при содействии полиции.

В 1852 году прихожанами Василием Федоровичем Епишкиным с детьми Иваном и Василием была устроена церковь во имя иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость». Церковь могла быть не построена вообще или построена в совсем другом месте. Первое упоминание о ней находится в прошении Новгородской Палаты Государственных Имуществ № 13726 от 16 сентября 1849 года в Первый Департамент Государственных Имуществ о «выделении земельного участка под застройку каменной двупрестольной церкви на средства Едровского ямщика Валдайского купца 1-й гильдии Василия Епишкина с двумя сыновьями». К прошению прилагалась выкопировка проектного плана яма Едрово от 2 октября 1847 года. Упоминается также о том, что «материалы для церкви и рабочие люди в готовности и дабы они от настоящего времени могли приступить к

 

работе и устроить по возможности, хотя некоторую часть церкви». Из Петербурга в декабре этого же года поступил ответ за подписью вице-директора Департамента Государственных Имуществ Сессаревского. В нем предлагалось изыскать другое место для строительства в связи с близостью к Преображенской церкви и другим каменным зданиям. Епишкину предлагалось в качестве альтернативы деньги пустить на ремонт и расширение старой церкви. Надо отдать должное новгородским властям, они в июне 1850 года убедили центральную власть в том, что вторая церковь селу нужна. Сообщалось также, что купец Епишкин руководствуется только одним богоугодным делом и строить церковь на другом месте не будет. Это видимо и решило дело. 3 мая 1852 года Новгородская Палата Государственных Имуществ за № 6505 сообщает, что «церковь эта снаружи уже совершенно отстроена». Церковь каменная, построена из кирпича, внутри и снаружи отштукатурена, была покрыта железом, окрашенным зеленой масляной краской. На церкви имелись одна большая главка и четыре малых, колокольни нет. Больших окон тринадцать штук, дверей наружных створчатых, обшитых железом, три. Иконостас длиною двадцать аршин, высотою семь аршин. Церковь отапливалась снизу одной амосовской печью. Нижний подвальный этаж со сводами служил усыпальницей с иконостасом, длина его семь сажень, высота одна сажень. В усыпальнице похоронены потомственный почетный гражданин Валдайский купец І-й гильдии Епишкин Василий Федорович, потомственный почетный гражданин Епишкин Василий Васильевич, потомственный почетный гражданин Епишкин Иван Васильевич, коммерции советник и кавалер Епишкин Василий Васильевич. В настоящее время утрачено первоначальное завершение храма. Здание примечательно как образец провинциальной культовой постройки середины XIX века, является памятником архитектуры. Оно выполнено в традициях позднего классицизма. Обращает на себя внимание отсутствие в наружном объеме функциональных частей церковного храма.

В 1863 году секретарь Новгородского губернского статистического комитета Николай Гаврилович Богословский проводил археологические раскопки трех курганов, находящихся в селе Едрово. Целью раскопок был сбор краниологической коллекции, древних новгородских черепов, по заданию общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете. Николай Гаврилович Богословский родился 28 марта 1824 года, окончил Новгородское уездное училище, затем Новгородскую духовную семинарию. В семинарии, наряду с предметами богословского курса, преподавались медицина, риторика, пиитика, физика, способствовавшие общему развитию. Изучал он и церковную археологию, без сомнения интерес Николая Гавриловича к новгородской истории и древностям был заложен в стенах семинарии. Деятельность в узких рамках священнического служения вряд ли могла исчерпать способности, заложенные в отце Николае. В 1863 году он переводится сверхштатным священником Знаменского собора в Новгороде, в том же году назначается секретарем Новгородского губернского статистического комитета. Работая в статистическом комитете, Богословский разработал собственные программы исследования губернии. Он ежегодно объезжал несколько уездов для сбора разнообразных статистических и исторических материалов. Под его руководством проводились переписи населения Новгорода и Старой Руссы, он проводил исследования заводов и фабрик. Под его редакцией выходили «Памятные книжки Новгородской губернии». В Новгородском сборнике и Губернских ведомостях благодаря Богословскому увидели свет многочисленные этнографические и исторические материалы.

В материалах для истории, статистики и этнографии Новгородской губернии, собранным из описаний приходов и волостей Валдайского уезда статистическим комитетом под редакцией Николая Гавриловича Богословского в 1865 году сказано: «село Едрово, находится на Московском шоссе, на ровном месте, и устроено по плану, высочайше утвержденному в 1845 году, по обеим сторонам шоссейной дороги, на протяжении двух верст, при озере Едрове. Озеро не глубоко, но рыбно, из него вытекает речка Едерка, впадающая в реку Березайку. Земли принадлежащей церкви тридцать три десятины и три сажени под постройкою, огородами и хозяйственными заведениями. Земля песчаная, лесу на церковной земле не имеется, а у крестьян села Едрово дровяного леса, хвойного и лиственного достаточное количество, строевого нет. Крестных ходов ежегодно совершается пять: в день сошествия Святого Духа, в неделю Всех Святых, 8 июля, 16 августа, в пятницу перед днем святого пророка Ильи. В приходе две церкви, девять часовен, шесть мельниц, шесть церковно-приходских школ, в которых обучается девяносто мальчиков и пять девочек, мужское государственное училище Министерства народного просвещения, в котором обучается семьдесят шесть мальчиков и женское государственное училище Министерства народного просвещения, в котором обучается тридцать шесть девочек. В приход кроме села Едрово входят деревни Выползово, Ситенка, Носакино, Селища, Рятчино, Афанасово, Молчаново, Головково, Михайловское и усадьба Кренье помещика Антона Августовича Герке». В алфавитном указателе селений Валдайского уезда в Едровской волости государственных имуществ учтено село Едрово, в котором находилось одиннадцать тысяч пятьсот девяносто пять десятин земли, двести восемьдесят дворов, проживало шестьсот девяносто пять мужчин и восемьсот семьдесят две женщины, занимавшихся извозом, торговлей, сельским хозяйством. Жителям селения принадлежало триста двадцать лошадей, пятьсот пятьдесят коров, триста семнадцать овец и сто девяносто четыре свиньи.

5 августа 1870 года в имении Кренье Едровской волости Валдайского уезда скончался русский пианист, педагог, профессор Петербургской консерватории, композитор, музыкальный деятель Антон Августович Герке и был похоронен на кладбище села Едрово. Антон Августович родился 9 августа 1812 года в Волынской губернии в семье музыканта, его отец Август Григорьевич Герке был известным скрипачом и автором оркестровых сочинений. Антон Герке обязан ему своим музыкальным развитием, домашняя школа отличалась строгостью и настойчивостью. Ему было восемь лет, когда отец привез сына в Москву и определил учеником Джона Фильда. 26 января 1823 года Антон Августович исполнил в Киеве один из концертов Фильда «с единодушным одобрением и успехом». Затем совершенствовал исполнительское мастерство под руководством Фридриха Калькбреннера в Париже, Игнаца Мошелеса в Лондоне, Фердинанда Риса в Гамбурге. Самостоятельно концертировал с 1832 года, вскоре получил звание придворного пианиста. Уникальность творческой личности Герке проявилась в том, что он превосходно совмещал исполнительскую, композиторскую, просветительскую и педагогическую деятельность, в каждой из которых достиг блистательной вершины, превосходя многих своих современников. Важнейшую роль в творческой биографии Герке играла его педагогическая деятельность. У него брали уроки фортепианной игры Модест Петрович Мусоргский, Петр Ильич Чайковский, Владимир Васильевич Стасов, Герман Августович Ларош, Надежда Николаевна Римская-Корсакова, Николай Иванович Заремба, Сергей Иванович Танеев, Александр Александрович Алябьев, Федор Карлович Гедике и многие другие. 28 февраля 1868 года к пятидесятилетию своей деятельности Антон Августович Герке получил орден Святой Анны 3-й степени. Имение Антона Августовича Герке, сельцо Кренье, располагалось у одноименной деревни в пяти километрах на северо-восток от села Едрово, на проселочной дороге ведущей в поселок Березайка, станцию Николаевской железной дороги. Усадьба состояла из двух деревянных жилых домов и мельницы. Деревня Кренье находилась на земле молчановского сельского общества, имела в своем составе восемь жилых домов, в которых проживало двадцать три мужчины и двадцать женщин, занимавшихся земледелием и животноводством. Сын Антона Августовича тайный советник, сенатор, член дирекции Императорского Русского музыкального общества Август Антонович Герке в 1900 году являлся почетным блюстителем Едровского двухклассного образцового училища.

2 июня 1885 года село Едрово посетил великий князь Владимир Александрович Романов, путешествующий по северо-западным губерниям европейской части России. Находящийся в свите великого князя, Константин Константинович Случевский, в своих очерках написал: «От Валдая до Вышнего Волочка восемьдесят пять верст старого Московско-Петербургского шоссе. Оно тянулось пред нами во всю дорогу нескончаемою, утомительно прямою линией; пейзаж монотонен в высшей степени; по пути изредка попадаются длинные села, бывшие ямы, в которых ютились и жили в довольстве ямщики самого бойкого, самого доходного до появления железной дороги тракта. Указ о его постройке состоялся в 1817 году, к работе приступили в 1820 году, в 1833 году оно было готово от Петербурга до Едрова, а в 1839 году полностью завершено».

По данным обследования, проведенного министерством внутренних дел в 1886 году, в селе Едрово, расположенном при озере Едрове, имелось две каменных православных церкви, государственное училище Министерства народного просвещения, волостное правление, семь лавок, три постоялых двора, две мельницы, двести девяносто пять дворов, в которых проживали одна тысяча четыреста двадцать три жителя. Согласно сведениям, изложенным в сборнике министерства просвещения за 1896 год, в селе Едрово имелось двухклассное министерское училище, двести девяносто семь дворов, в которых проживали шестьсот пятьдесят один мужчина, семьсот девяносто шесть женщин, сорок шесть мальчиков и пятьдесят шесть девочек трех школьных возрастов. На земельном участке, принадлежавшем училищу, размещалась пасека и плодовый сад. В училище преподавали законоучитель священник Иван Койгужский, учителя Степан Андреевич Кирьянов и Федор Николаевич Лисочкин. Федор Николаевич Лисочкин родился в 1875 году в селе Померанье в бедной крестьянской семье. В детстве отличался хорошими способностями и по ходатайству учителя сельской школы, был зачислен в Гатчинскую учительскую семинарию. После окончания семинарии успешно преподавал в Едровском образцовом училище, имел хорошую библиотеку методической литературы, играл на скрипке, руководил школьным хором. Проводил воскресные чтения для крестьян. Федор Николаевич Лисочкин был женат на Анастасии Ивановне Загряжской.

В 1890 году председатель Валдайской уездной земской управы Александр Фаддеевич Кршивицкий решил открыть пробный плодовый питомник при Едровском двуклассном училище министерства народного просвещения. Участок земли около ста квадратных сажен училище предоставило с условием, что питомник впоследствии безвозмездно выделит саженцы яблонь и ягодных кустов для устройства училищного садика. Продажа двухлетних яблонь из питомника началась в 1893 году по двадцать копеек за деревцо и по пять копеек за ягодный куст, каждый покупатель мог получить не более двадцати пяти штук. В том же году земство арендовало в селе Едрово еще один участок земли в три четверти десятины для закладки нового питомника, на территории которого было посажено четыре тысячи яблонь дичков. Земской садовод, окончивший Петровичскую школу плодоводства и хмелеводства, кроме работы в питомнике по посадке, обрезке, прививке, окулировке, помогал устраивать сады крестьянам, помещикам и духовенству, давал советы по правильному ведению плодоводства. За шесть лет из питомника было продано свыше шести с половиной тысячи яблонь и до пятисот ягодных кустов. В питомнике разводили следующие сорта яблонь: Антоновка, Антоновка Каменичка, Боровинка, Титовка, Анисовка, Плодовидка, Коробовка, Мирон, Наливное Белое, Наследник Николай Александрович, Скрыжапель, Коричневое, Грушевое и Лимонное. В 1902 году по решению уездного земского собрания плодовый питомник из села Едрово был переведен в Валдай, городская управа которого безвозмездно и бессрочно предоставила землю в количестве одной десятины для его разбивки.

В 1897 году рядом с селом Едрово была проложена Московско-Виндаво-Рыбинская железная дорога. На строительстве дороги основную работу выполняли солдаты, рабочие и крестьяне из окрестных деревень. Орудиями труда служили кирка, лопата, лом и тачка. Помимо колеи были построены пассажирский вокзал, три жилых дома для рабочих, казарма, три сторожевых будки, водонапорная башня, проложены линии связи, оборудованы переезды.

21 марта 1897 года в селе Едрово Валдайского уезда в крестьянской семье родился будущий доктор технических наук, профессор, академик Академии Наук Украины Стариков Николай Антонович, в школьном музее хранится соответствующая выписка из метрической книги Спасо- Преображенской церкви. Николай Антонович окончил Едровское двухклассное образцовое училище, затем Баровическое духовное училище. После окончания Ленинградского горного института работал на рудниках Кривого Рога, в Уральском государственном проектном институте металлургических заводов, изучал опыт разработки рудных месторождений в США, участвовал в обосновании строительства и проектировании Бакальского, Высокогорского, Гороблагодатского, Лебяжинского карьеров, преподавал в Свердловском горном, Криворожском горнорудном и Днепропетровском горном институтах, заведовал отделом, в последствии лабораторией в институте горного дела Академии Наук Украины. Стариков внес существенный вклад в решение проблем потерь руды при добыче, сдвижения горных пород и управления горным давлением на больших глубинах, в усовершенствование систем разработки криворожских железорудных месторождений, предложил рациональные системы разработки уральских медно-колчеданных месторождений и методы борьбы с эндогенными пожарами. Награжден орденами Трудового Красного Знамени, Знак Почета, медалями. Николай Антонович Стариков умер 4 июня 1961 года, и был похоронен на кладбище села Едрово.

 

 

1909 – 1994 гг.

 

В списке населенных мест Валдайского уезда Новгородской губернии за 1909 год, составленном губернским статистическим комитетом под редакцией Владимира Александровича Подобедова, в Едровской волости, на земле едровского сельского общества, при озере Едровском и реке Едерке, значится село Едрово. В сведениях о селении указано наличие трехсот сорока четырех дворовых мест, с трехсот восьмью жилыми домами, в которых проживали шестьсот восемь мужчин и пятьсот восемьдесят одна женщина, занимавшихся извозом, торговлей, животноводством, земледелием и отхожим промыслом. Ежегодно 6 августа и 24 октября проводились ярмарки. В 1916 году в селе находилось волостное правление, две православных церкви, двухклассное образцовое училище, мельницы Мельникова И.И. и Мочихина Ф.И. на реке Едерке, лесопильный завод Аникеева Д.П., восемь лавок, шесть чайных, винная лавка, почтовая станция, почтовое отделение, фельдшерский пункт, хлебо-запасной магазин, два постоялых двора, сборный пункт военно-конского участка, кредитное товарищество, библиотека уездного земства, подразделение уездной полицейской стражи.

Уездная полицейская стража состояла из стражников, старших стражников и урядников, непосредственное руководство формированием осуществлялось уездным исправником. Строевой подготовкой и боевым обучением личного состава полицейской стражи занимались офицеры Отдельного корпуса жандармов. Во время событий 1905 года правительство, не способное политически решить назревшие внутренние проблемы, всецело полагалось на войска и полицию. Под надзором полиции находились учителя Едровского училища Ф. Лисочкин, распространявший в 1905 году прокламации, а также Е. Талызин и В. Обоницкий, организовавшие просветительские чтения среди крестьян и задумавшие создать коммуну.

В ноябре 1917 года состоялся крестьянский съезд Валдайского уезда, который избрал исполком и постановил передать церковные, монастырские и помещичьи земли в руки земельных комитетов для распределения их нуждающимся. В январе 1918 года Едровская волостная управа была ликвидирована, а вместо нее создан Едровский волостной совет крестьянских депутатов. К 1925 году благодаря глубокой, всесторонней агитационной работе коммунистов уезда в основном была подавлена деятельность кулачества. В Едровской волости на предложение кулаков распределить землю без государственного землеустройства бедняки ответили: «Вы плачете, что от вас уходят для нас, бедняков ваши пустоши. Вам плоха власть потому, что она нам, беднякам, даром дает землю. Мы весной идем к вам за меркой картофеля, а вы осенью берете две, да и летом требуете денек-другой поработать – нуждой нашей пользуетесь». В 1927 году основным занятием жителей поселения оставалось земледелие и животноводство, в селе Едрово работали лесопункт, пекарня, дегтярный завод, фотоателье, мельница, маслозавод, ветеринарный участок, кооперативный магазин, почта, приемный пункт заготовительной конторы, сельское потребительское общество, участковая больница с амбулаторией, семилетняя общеобразовательная школа, сельский клуб и библиотека. В начале 40-х годов началась массовая коллективизация крестьянских хозяйств, результатом которой стало создание колхоза «Ленинские дни». В марте 1931 года на общем собрании колхоза «Ленинские дни» слушалось заявление с просьбой о приеме в ряды колхозников комсомольца Михаила Фокина, ученика 5-го класса Едровской школы 1-й ступени, которому не было тогда и шестнадцати лет. Собрание единодушно постановило – принять. За отказ от вступления в колхоз крестьян переселяли на худшие земли, ограничивали индивидуальное землепользование, лишали избирательных прав, выселяли за пределы области, проводили конфискацию имущества. За годы Советской власти большое количество людей стали жертвами произвола тоталитарного государства, подверглись репрессиям за политические и религиозные убеждения, по социальным, национальным и иным признакам. В настоящее время все они реабилитированы и восстановлены в правах, необоснованные обвинения в их отношении сняты.

В марте 1933 года на аэродроме «Едрово» недалеко от села была размещена 2-я тяжелая бомбардировочная авиационная бригада, на вооружении которой стоял советский тяжелый бомбардировщик ТБ-3, известный также как АНТ-б. Длительное время ТБ-3 использовался как грузовой и десантный самолет, способный взять на борт до тридцати пяти солдат. В апреле 1938 года бригада была реформирована в 7-й тяжелый бомбардировочный авиационный полк. С началом советско-финской войны на базе полка сформированы две транспортные группы, которые обеспечивали переброску личного состава, боеприпасов, горючего и технического имущества частей Северо-Западного фронта. Одна эскадрилья полка принимала участие непосредственно в боевых действиях, для чего была временно перебазирована на аэродром города Пушкина. За время боевых действий эскадрилья произвела восемьдесят пять ночных боевых вылета, сбросив сто двадцать три тонны авиационных бомб. На основе Постановления Совета Народных Комиссаров СССР от 5 ноября 1940 года 7-й, 203-й и 204-й тяжелые бомбардировочные авиационные полки вошли в состав 51 -й дальнебомбардировочной авиационной дивизии, размещенной на аэродроме «Едрово». С началом Великой Отечественной войны дивизия участвовала в боях на Северо- Западном фронте, в битве за Москву, в Сталинградской битве, совершала дальние рейды по бомбардировке румынских нефтепромыслов. Приказом наркома обороны за проявленную отвагу в боях с немецкими захватчиками, за стойкость, мужество и героизм личного состава дивизия преобразована во 2-ю гвардейскую авиационную Севастопольскую дивизию дальнего действия. Гвардейцы совершили серию налетов на военно-промышленные объекты городов Кенигсберг, Тильзит, Данциг, Инстенбург. Кенигсберг летчики дивизии бомбили пять раз. Особенно сильной бомбежке город подвергся в ночь на 24 апреля 1943 года, в течение трех часов он находился под непрерывным воздействием советской дальней авиации. В результате значительный ущерб был нанесен индустриальному району, расположенному в северо-восточной части города. 3 мая 1943 года гитлеровцы устроили большой банкет в здании фельдкомендатуры Минска. В воздух были подняты дальние бомбардировщики, им удалось прорваться к важной цели и сбросить на нее десятки бомб. Одна из них точно угодила в здание, где проходил банкет, в результате под развалинами нашли свой бесславный конец сто шестьдесят фашистских офицеров и генералов.

В 1934 году Эрнест Владимирович Эрнест, выпускник Ленинградской консерватории, организовал в селе Едрово фольклорный коллектив при сельском доме культуры. С 1938 года хором руководил Хваткое Сергей Агапович, в 1941 году коллектив выступал в Ленинграде на заключительном этапе смотра художественной самодеятельности, где был награжден почетной грамотой. После гибели Сергея Агаповича, руководителем хора стала Терехова Евдокия Ивановна, дочь ямщика Апраксина Ивана Яковлевича. «Песню в меня вдохнули не только родители. Вся наша деревня была песенной. Вечерами и в праздничные дни песни и хороводы были слышны во всех концах деревни, у каждого дома. Вот я и полюбила песни, и жить без них не могу ни единого дня», – вспоминала Евдокия Ивановна. Своим энтузиазмом она зажгла многих односельчан, коллектив хора состоял из сорока человек. Творческий коллектив под руководством Тереховой Евдокии Ивановны выступал перед ранеными в госпиталях, жителями окрестных сел и деревень, на районных и областных смотрах художественной самодеятельности. Композитор, хоровой дирижер, педагог, народный артист СССР, Герой Социалистического Труда Анатолий Григорьевич Новиков поздравляя коллектив с 30-летием, отметил лиризм, задушевность и теплоту исполнения песен, а также жизнелюбие и упорство участников хора. Терехова Евдокия Ивановна была награждена знаком Министерства культуры СССР и Центрального комитета профсоюза работников культуры «За достижения в самодеятельном художественном творчестве».

Перед войной в селе Едрово работали колхоз «Ленинские дни», контора «Лендорстроя», контора «Союзплодоовощ», управление военного строительства, школа младших авиационных командиров, лесопункт, мельница, пекарня, маслозавод, дегтярный завод, приемный пункт заготовительной конторы, продуктовый и промтоварный кооперативные магазины, государственный              продовольственный   магазин министерства путей                сообщения на

железнодорожной станции. Услуги населению оказывала почта, фотоателье, ветеринарный участок, аптека, участковая больница с амбулаторией, семилетняя школа, сельский клуб и библиотека.

В сентябре 1941 года село Едрово стало прифронтовым, участились бомбежки, началась эвакуация населения и колхозного добра. К концу месяца было завершено строительство инженерной оборонительной полосы на рубеже: озеро Пирос, Едрово, озеро Михайловское, озеро Шлино, озеро Серемо, озеро Тихмень, озеро Каменное. По железной дороге шли эшелоны с боевой техникой, вооружением, боеприпасами и продовольствием для частей и соединений Северо-Западного фронта. Одним из пунктов разгрузки воинских эшелонов стала железнодорожная станция Едрово, неоднократно подвергавшаяся налетам вражеской авиации. С 1941 года по 1943 год в селе Едрово располагались 60-й и 62-й эвакуационные приемники, 291-й, 328-й, 564-й, 628-й и 701-й полевые подвижные госпитали, 710-й хирургический военно-полевой госпиталь, 1146-й госпиталь легко раненых, 1500-й, 1588-й, 2313-й, 3024-й и 3528-й эвакуационные госпитали, куда ежедневно прибывали раненые. Рядом с поселением находится воинское кладбище, где похоронены погибшие и умершие от ран советские воины. Участник Великой Отечественной войны полковник Алексей Уткин вспоминал: «Ночью меня погрузили на носилках в самолет «У-2», и оказался я в полевом госпитале в селе Едрово, расположенном между Вышним Волочком и Валдаем. Тут из меня извлекли семь осколков «благородного крупповского металла», как сказал хирург. Раненых было очень много, почти что в каждом доме были «палаты». Я лежал в каменном доме, расположенном в середине деревни, в здании, где до этого размещался сельсовет. В госпитале находилось много раненых. Некоторые лежали пластом, дожидаясь своей смерти или эвакуации в тыловой госпиталь. Другие, опираясь на костыли, разгуливали по коридорам. Некоторые стонали от боли, но большинство не унывало».

28 июля 1941 года на аэродром Едрово для защиты объектов Октябрьской железной дороги был переведен 123-й истребительный авиационный полк. Стремясь полностью парализовать работу железнодорожного транспорта и не дать возможности советскому командованию подтягивать резервы к фронту, фашисты действовали с циничной жестокостью. Они бомбили не только воинские эшелоны, но и составы с мирными жителями. 13 июля немецкие летчики разбомбили станцию Едрово, где в тот день находилось более двух тысяч детей. 30 июля в момент налета на аэродром восемнадцати фашистских штурмовиков в самолетах дежурило звено Петра Сергеевича Рябцева. Лейтенант Рябцев в первый же день Великой Отечественной войны в бою над Брестской крепостью одним из первых применил воздушный таран, сбив самолет противника. Получив сигнал, дежурное звено моментально взлетело, и с ходу атаковало группу немецких самолетов, заставив их перейти в круговую оборону. Фашистские стервятники не успевали отражать крепкие удары наших истребителей, четыре «Месстершмитта-110» и один «Хеенкель- III» нашли себе могилу в районе села Едрово. На следующий день в бою над своим аэродром лейтенант Рябцев погиб и был захоронен в деревне Добывалово на берегу озера Тагрань. 6 мая 1965 года Петр Сергеевич Рябцев был посмертно награжден орденом Отечественной войны І-й степени.

В послевоенные годы началось восстановление разрушенного хозяйства, в 1949 году в селе Едрово работали колхоз «Ленинские дни», ветеринарная лечебница, семенная лаборатория, лесопункт, приемный пункт заготовительной конторы, продуктовый и промтоварный кооперативные магазины, сельское потребительское общество, пекарня, сапоговаляльная и швейная мастерские, семилетняя школа, детский дом, круглогодичные детские ясли, аптека, больница на тридцать коек, библиотека, клуб с киноустановкой и различными кружками художественной самодеятельности. В начале 60-х годов в поселение провели радио и электричество, произошло слияние мелких хозяйств соседних деревень в единый колхоз «Ленинские дни». В 70-е годы колхоз был реорганизован в совхоз, завезен племенной скот, хозяйство стало иметь свою ветеринарную службу. Были построены новые животноводческие фермы, механические мастерские, машинный парк, склад горюче-смазочных материалов, сушильный комплекс, зернохранилище, детский сад с ясельной группой и жилые дома для работников совхоза. В 1954 году школа в селе Едрово стала средней, она занимала три приспособленных здания в центре поселения, имела сто гектар земли, на которых школьники выращивали картофель и другие овощи. В 1976 году было построено новое здание школы на четыреста шестьдесят учащихся, а в 1981 году введен в эксплуатацию типовой детский сад с ясельной группой на семьдесят пять мест. Сразу после окончания Великой Отечественной войны началось восстановление трассы Москва – Ленинград, в 1957 году в селе Едрово был создан щебзавод, а в 1978 году асфальтобетонный завод. В результате проведенной реконструкции дорога приобрела новый облик. Ширина проезжей части из асфальтобетона была доведена до семи метров, обеспечив тем самым двустороннее движение автотранспорта.

В 1960 году на территории военного городка 2-й гвардейской дальнебомбардировочной Севастопольско-Берлинской авиационной дивизии была размещена 7*я гвардейская ракетная Режицкая Краснознаменная дивизия. 24 мая 1963 года, вскоре после окончания Карибского кризиса, в обстановке строжайшей секретности дивизию посещали Никита Сергеевич Хрущев, кубинский лидер Фидель Алехандро Кастро Рус, Министр обороны СССР Маршал Советского Союза Родион Яковлевич Малиновский и Главнокомандующий РВСН Маршал Советского Союза Николай Иванович Крылов. До 1994 года на вооружении дивизии находился стратегический ракетный комплекс шахтного базирования с жидкостной, двухступенчатой межконтинентальной баллистической ракетой МР УР-100, после перевооружения – подвижный грунтовый ракетный комплекс стратегического назначения с трехступенчатой твердотопливной межконтинентальной баллистической ракетой РТ-2ПМ.

 

 

1994 – 2016 гг.

 

 

В 2000 году в трех километрах от села Едрово, возле Пятницкого источника, на пожертвование жителей окрестных деревень, была построена, по благословению архиепископа Новгородского и Старорусского Льва, на месте старой часовни XIX века новая деревянная часовня во имя святой великомученицы Параскевы Пятницы. Предание о Пятницком источнике гласит: «Некогда одному праведному человеку в тонком сне было повеление выйти на Петербургский тракт. Впереди он увидит идущего странника. Нужно следовать за ним, и он укажет двенадцать родников. На одном из них было явление святой великомученицы Параскевы Пятницы».

В 2009 году в селе Едрово на базе бывшей участковой больницы, располагавшейся в здании постройки XIX века, открыт центр врача общей практики. До капитального ремонта, это медицинское учреждение, обслуживающее населенный пункт численностью около двух тысяч жителей, не имело коммунальных удобств. Теперь здесь появились централизованное водоснабжение и канализация, отопление и газ. За счет средств областного фонда обязательного медицинского страхования закуплено современное оборудование, которым оснащены медицинские кабинеты и лаборатории для приема взрослых и детей. Кроме них в здании общей площадью пятьсот пятьдесят квадратных метров расположились дневной стационар, стоматологический кабинет, помещения для физиотерапии, прачечная, а также специально построенная квартира для врача.

Согласно данным, полученным федеральной службой государственной статистики в ходе переписи населения Российской Федерации в 2010 году, в селе Едрово постоянно проживали пятьсот тридцать восемь мужчин и шестьсот двадцать восемь женщин. В населенном пункте находится администрация сельского поселения, средняя школа, детский сад, отделение связи, кафе, столовая, продовольственные и промтоварные магазины, центр врача общей практики, сельский клуб, библиотека, коммунальное, лесоперерабатывающее, транспортное и сельскохозяйственное предприятия, а также предприятие по добыче полезных ископаемых. В центре села Едрово два ряда каменных зданий вдоль оживленной трассы, Главная планировочная ось перпендикулярно упирается в «проезжую» дорогу и совпадает с Путевым дворцом конца XVIII века. К востоку от Путевого дворца располагается постоялый двор с гостиницей, трактиром, «питейным домом», жилыми и надворными постройками. По другую сторону тракта церковь во имя иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость» и двухэтажные каменные хоромы. Хотя многие здания и утратили свой первоначальный декор, но сохранили объем, пропорции и цельность регулярной застройки. В настоящее время по территории населенного пункта проходят автобусные маршруты Валдай – Выползово, Новгород – Тверь и железнодорожные Москва – Псков, Бологое – Старая Русса.